Кали на Юге (oxanna) wrote,
Кали на Юге
oxanna

Categories:

Место из снов. Шоша, Япония.

Перед каждой медитацией мы напоминаем себе о непостоянстве. В окружающем нас мире нет совсем ничего постоянного, все меняется каждую секунду. Рождаются и умирают люди, животные, клетки нашего организма. Все непрестанно движется: наша планета, воздух, вода, жидкости в теле и электроны по своим орбитам... Но этот факт почему-то игнорируется нами большую часть времени. Кажется, что пары будут вечно счастливы вместе, наши близкие друзья и родные люди всегда будут рядом, а мы сами, конечно же, никогда не умрем. Или пусть даже умрем, но еще непонятно когда, очень-очень нескоро. А там глядишь и снова родимся, и все снова будет хорошо, красиво и приятно.

Эта надежда опять пережить все то хорошее, что мы уже один раз переживали, непрестанно движет нами, осознаем мы это или нет. Естественно, такая надежда движет и автором этих строк. Много-много лет я искала неких «своих» людей и не находила. Или верила, что я уже их нашла, но тогда страдала от того, что почему-то нахожусь в одной части света, а они — совсем в другой. Ощущение общности оставалось, а в действительности у нас даже интересы не особенно пересекались. При этом они все как-то дружили между собой, поддерживали достаточно близкую связь (или так мне казалось), но я из этого круга почему-то выпала. «И почему? Почему?» — спрашивала я себя бесконечно, — «Что я сделала или делаю неправильно? Может, я иду совсем не той дорогой, а мое место рядом с ними?»

Эта едва осознаваемая на рациональном уровне тоска постоянно гнала меня к новым и новым местам, не давая нигде остановиться и принять любое окружение как свое. Эта жажда вернуться, хотя возвращаться уже давно некуда. Жажда вернуть, хотя кого и как? Непонятно...

Если вы помните, ощущение дежавю начало накрывать меня еще в замке Химеджи. Эти интерьеры и переходы казались такими знакомыми, но где я их видела? Мне чего-то не хватало, чтобы вспомнить. Этим чем-то оказался запах соломы, татами, смешанный с деревом.

Я уже рассказала, что в детстве мне снился Париж, одна и та же улица, один и тот же бар. Но это не был единственный повторяющийся сон. Также мне постоянно снилась некая община или коммуна, в которой мы все — дети — жили вместе. Наши игры, наши занятия, добрые заботливые учителя. И все это в деревянных интерьерах, точь в точь таких, как в японских замках и храмах, наполненных крышесрывающе прекрасным запахом соломы, смешанным с благовониями.

Я помнила этот запах, и я помнила, как поначалу принюхивалась к гималайским храмам и всяким разным местам: оно или не оно? Не оно, только в Ташидинге на втором этаже гомпы было немного похоже. Но в храмовом комплексе на горе Шоша этот запах обволок меня полностью, я все вспомнила и поняла.

И тогда я плакала, как никогда еще не плакала ни в одном храме ни одной страны мира. Я поняла, что искала: то место, в котором однажды была очень-очень счастлива и тех людей, с которыми однажды мы были одним целым.

Но все непостоянно. Вот я стою здесь, с белой кожей и славянским лицом, не понимая ни слова по-японски, моя виза, которую удалось получить с огромным трудом, ограничена календарным месяцем, все те люди, с которыми мы когда-то были так счастливы, давно идут своими разными дорогами и лишь покрутят пальцем у виска, если я попробую рассказать им про этот японский храм на вершине горы. Да и в самом храме уже нет ни монахов, ни детей, только группа таких же туристов-паломников поет свою краткую пуджу.

Мое счастье было составным, условия, его составлявшие, распались навсегда и уже не повторятся.

А теперь — фотографии.



Начинается все с канатной дороги и вида с нее.



Отпечатки ступней Будды =)



А дальше нужно подняться пару километров по дороге мимо многочисленных статуй Авалокитешвары или Канон, как его/ее здесь называют.







Сама дорога.



Камни с мантрами, почти как в Тибете, только буквы другие.



Будды с передничками =)



«Сансара? Спасибо, не надо» — как бы говорит нам Будда Шакьямуни.



Хотя прямо здесь сансара очень даже не плоха, во всяком случае визуально. Такие виды.





Вы уже видели немало японских буддийских храмов в моем журнале, мне вас уже нечем удивить, кроме, разве что, wi-fi прямо на вершине горы рядом с бамбуковыми ковшиками. И wi-fi этот работал, и был бесплатным.



Не обошлось и без автоматов с напитками. Вездесущая кока-кола.



Утолив свою жажду, буквальную и сансары в виде почты, фейсбука и инстаграмма, можно отправиться дальше гулять по храмам и окружающей их территории.





















Где-то здесь живут монахи.





А это Джикидо, где жили, спали, ели и обучались будущие ламы, или священники, как написано на табличке. Там же на табличке написано, что это последнее такое место в Японии. Получается, что мне снился или этот храм, или какой-то другой, на него похожий.



Я долго-долго здесь сидела, смотрела на эту площадь и ощущала непостоянство.





Сейчас там музей со старыми статуями родом из тибетской ваджраяны и уменьшенными копиями храмов.





Нужно ли говорить, что все казалось знакомым-знакомым? Вот и двойной дордже на крыше.



А потом я снова вернулась в храм, где на двери висит тибетский флаг, где можно смотреть вдаль с деревянного парапета.



Где так силен тот самый запах дерева, татами и благовоний.





Где можно вдыхать его полной грудью, такой знакомый и любимый. Запах, который я искала столько лет.



Где можно сесть на татами в япоскую позу медитации — на коленях — и слушать, как группа паломников поет что-то вместе. И украдкой плакать от узнавания. А потом все-таки собраться и уйти. Потому что все непостоянно, невозможно ни вернуться в прошлое, ни остаться в этом внезапно обретенном настоящем. Можно лишь купить на память маленькие синие четки и радоваться тому, что в мире все еще остается Дхарма.


Tags: japan, nx100, photos, stories
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments