Category: общество

travel

Бодхгайя, Индия. Монлам, который нельзя было пропустить.

Как мне хотелось избежать Дели и Пахарганджа! Я даже специально купила билет на самолет до Патны, хотя сроду так не делала, всегда ездила поездом, а всеравно: вот он, старый знакомый. Стал красивее, после того, как половину зданий снесли, но в целом все то же самое.



Collapse )
Collapse )
travel

Куритиба, Бразилия. По пути на остров и обратно.

У меня нет четкого ответа на вопрос, стоит ли вам приезжать в Куритибу и проводить там дольше пары часов, которые потребуются для пересадки с самолета или автобуса на автобус или поезд до Медового Острова (Илья-ду-Мел, но прямой перевод, согласитесь, звучит намного лучше). Я лично задержалась в Куритибе, потому что очередной раз звонила в посольство Уругвая, знакомилась на улице с очень умным японцем бразильского происхождения и потом вечером в компании его друзей чувствовала себя в кои-то веки не Шелдоном Купером, а самой настоящей Пенни, даром, что брюнеткой. Еще я, конечно, с огромным удовольствием гуляла по городу и фотографировала бразильские улицы и архитектуру. Но самое важное переживание состояло в том, что в одной забегаловке, попросив шейк из ягод асаи и получив в ответ тираду непонятно о чем на бразильском языке, я почувствовала себя... нет, не идиотом, — индусом. В этом заявлении нет ни капли расизма, и не подумайте. Просто все, кто был в Индии, могут отметить особенность людей этой нации зависать, смотря на тебя широко открытыми глазами. И я зависла в той забегаловке, смотря широко открытыми глазами на объяснявшего мне что-то бразильца, точно так же, как многочисленные индусы зависали, смотря на объяснявшую что-то им меня. Тут-то я их всех поняла, простила и пообещала себе больше никогда не злиться в подобных ситуациях.

В хостеле мне выдали карту и отметили на ней участки города, куда лучше не заходить. Удивительное дело, я даже смогла в этой карте разобраться. Например, в Сан-Пауло, как бы я ни старалась понять, где же я нахожусь, у меня это совсем не получалось. Где сходились названия станций метро, там не сходились названия улиц, и наоборот, что, конечно, увеличивало степень панического ужаса, в котором я пребывала. Один раз в Куритибе я, похоже, все-таки забрела в не самый безопасный район, но обошлось. Бразилия не настолько опасная страна, как мне казалось. А «правильные» районы так и вовсе красота-красотой.



Collapse )
travel

Куско, Перу. Ностальгии псто.

Когда-то давным-давно одна девочка ходила по улицам гималайских городков, отмахивалась от назойливых продавцов гашиша, бус и однострунных скрипок, спотыкаясь на разбитых дорогах, проталкиваясь через шумные толпы, и мечтала о том, чтобы оказаться в таком же самом месте, но чистом и без индусов. У девочки была хорошая карма и все ее желания исполнялись. Не настолько хорошая, чтобы это происходило мгновенно, но достаточно хорошая, чтобы еще суметь вспомнить загаданное в момент исполнения.

Как вы уже могли догадаться, Куско — это такие Гималаи без индусов-непальцев, пыли и мусора. Если нищие окрестности Лимы напомнили мне такие же нищие окрестности Дели, дорога из Ики в Хуакачину была неуловима похожа на дорогу из Аджмера в Пушкар, то Куско в моем восприятии — это микс всевозможных гималайских деревень и городов.



Collapse )
not me

Латинские заметки. Есть такое слово — маньяна.

Бремя белого человека — второй, расистский, вариант названия этой записи. Я вам честно скажу, если вы думаете, что никогда не станете расистом, то просто поезжайте в Индию на пару лет. Поживите там, а еще лучше — поработайте с местным населением. Вы сразу поймете, в чем же это бремя состоит: пинать и гонять «туземцев», чтобы они не сидели на завалинке, а хоть что-то делали. И никакого расизма, только необходимость.

В этом плане индусы, конечно, легче поддаются воспитанию, чем латиноамериканцы. Кастовая система у них прописана глубоко в подкорке. Раньше белыми сахибами были брамины и кшатрии, а сейчас просто белые туристы с невообразимым по местным меркам количеством денег. Но с латиноамериканцами эта система кнута и пряника не пройдет.

Во-первых, у них есть маньяна. Маньяна попросту значит «завтра». Все, что может быть сделано, скорее всего будет сделано завтра. А завтра будет новый день опять, т.е. та же маньяна. Вот у индусов вообще нет понятия времени. Индийские пять минут могут длиться до часа, а поезд с тем же номером, прибывающий на ту же платформу на 15 минут раньше, вполне может оказаться (и скорее всего окажется) поездом вчерашним, опаздывающим на 23 часа 45 минут. Эта культура без времени и родила столь любимое нынешними духовными практиками понятие «здесь и сейчас». Потому что есть или здесь и сейчас, или непонятное неопределенное прошлое с будущим. Именно поэтому индусов достаточно легко заставить что-то сделать: просто нужно сконцентрировать их внимание на нынешнем моменте. Если не разумом, то криками и плясками. Заставить что-то сделать латиноамериканца... ооо... только завтра. А потом снова завтра. И до тех пор, пока вы, к собственному счастью, не забудете, что было нужно.

Во-вторых, в них течет кровь гордых индейцев. Индийская культура к моменту прихода белых колонизаторов уже, к сожалению, изрядно деградировала. Да и в любом случае: мудрость Вед всегда была уделом избранных, а подавляющее большинство населения всеравно кому-то прислуживало всю свою жизнь, так ли важно кому? Латиноамериканцы — нет. Они проиграли европейцам скорее по воле случая, чем по причине своей отсталости: изобрели календари и астрологию вместо пороха, бывает. Поэтому общаться с потомками свободных вождей можно только на равных, а повышение тона и попытки объяснить, как важно нечто сделать именно сейчас, не вызовут ничего кроме удивления и сочувствия. Могут даже предложить вызвать доктора, если вы будете сильно волноваться, и уж точно поинтересуются, все ли у вас в порядке. Так что лучше привыкать к маньяне сразу.

В-третьих, у них есть «ай-я-я-я-яй». Оно произносится размеренно, с характерной интонацией, которую ни с какой другой не перепутаешь. После иногда идет «путта», «мадре» и другие, к счастью, непонятные мне слова. В этом «ай-я-я-я-яй» заключен весь латиноамериканский санук-сабай, вся философия принятия мира таким, какой он есть. Эти «ай-я-яй» можно произносить бесконечно, наподобие мантры, покачивая головой из стороны в сторону, как китайский болванчик, лишь изредка перемежая другими словами. Ровно до тех пока не наступит полное принятие здесь и сейчас. Здесь и сейчас которое мгновенно, даже без щелчка пальцев, превратится в маньяну. Вашу собственную и всех остальных живых существ.

А что по поводу бремени белого человека... я вам могу сказать, что чем больше путешествую, тем больше понимаю, что разница между странами третьего мира и странами цивилизованными лишь одна: в третьем мире работают из-под палки: будь то абстрактная необходимость выжить или абсолютно конкретная палка, которую вставит начальник. А в цивилизованных странах работают, чтобы сделать хорошо и качественно. Ведь труд облагораживает человека и окружающий мир. И поэтому цивилизованные страны такие цивилизованные. А в третьем мире так хорошо отдыхается.

По большому счету, разве есть что-то, что нельзя отложить на завтра?

А в качестве иллюстрации будет фотография, которую можно снять из окна автобуса в любой стране третьего мира.


аватарко

латинские заметки: языковой вопрос

Пользуясь случаем, хочу извиниться перед всеми своими друзьями, над которыми иронизировала в Азии, когда они на ломаном английском пытались объяснить окружающему миру, что им нужно. Больше всего я смеялась над подругой, которая долгое время знала буквально пару слов: хэллоу, хау мач, дисконт плиз, рум, и, кажется, ар ю крейзи, когда дисконт плиз не срабатывал.

«Как можно не говорить по-английски?» — возмущалась я тогда, а теперь сама оказалась в её шкуре. Мой испанский набор слов очень мало отличается от её тогдашнего, и когда он заканчивается (а это происходит крайне быстро) в ход идут все подручные средства, включая ручку, бумагу, и навыки игры в крокодила. Если кто не в курсе, то это демонстрация загаданного слова жестами. Очень хорошо прокачивает навыки пантомимы и помогает бороться с чувством собственной важности через прямое непосредственное ощущение себя мычащим бараном, вне зависимости от того, какого именно «крокодила» пытаешься показать.

В этом занятии есть свой фан, особенно если зрители прилагают хоть какие-то усилия, чтобы разгадать смысл. В Китае, например, тоже никто не говорит по-английски, но когда ты пытаешься объяснить что-то подобным образом, китайцы настолько офигевают от вида лаовая, машущего руками и гримасничающего, что теряют дар любой речи, даже родной китайской. А тут люди думают, разбираются. Понимают, правда, не всегда, но это уж издержки техники.

Например, однажды я разыгрывала пантомиму в аптеке. Пыталась донести до продавца свою нужду в пробиотиках. До того случилось мне принять такое количество всевозможных препаратов, и особенно антибиотиков, что от правильной флоры едва ли осталось хоть что-то. И вот, исчерпав все остальные коммуникационные ресурсы, я начинаю вдохновленно жестикулировать, изображая как вместо выжженной апокалипсисом пустыни в моем кишечнике расцветает прекрасный сад благоприятных бактерий. Досмотрев представление до конца, продавец с уверенным видом идет к стеллажам и приносит мне таблетки... от глистов. Это я узнала, конечно, позже, когда нагуглила название и прочитала аннотацию. Может у меня и недостаточно мозгов, чтобы выучить язык, зато явно достаточно, чтобы не пить таблетки «выписанные» после такого представления. Может же оказаться всё что угодно, включая транквилизаторы.

Тут мы вплотную подбираемся к вопросу, почему же я все-таки не учу испанский. С мозгами я явно лукавлю, если уж мне их хватило на языки программирования, то и человеческие можно было бы как-нибудь одолеть. Школ испанского тут везде полно тоже, ведь изучение языка одна из важных причин, зачем народ вообще сюда ездит. И стоят они недорого.

Дело в другом: я очень не люблю, когда жизнь ставит меня раком, а необходимость учить язык, потому что без него никак — это именно такая поза, лучше я буду как-нибудь изворачиваться.

Было прикольно полгода учить испанский факультативом к арт-колледжу в Англии. Впрочем с тех уроков в моей голове отложилось только одно: «hasta la vista» не надо переводить как «enjoy the view», если только ты не собираешься насмешить весь класс. Было прикольно полтора года, мечтая о Латинской Америке, таскать за собой по Индии испанский самоучитель и надеяться, что в следующем месяце уж точно займусь изучением. А тут я недавно взяла и вовсе вычеркнула этот пункт из списка. Теперь мечтаю о Японии и японском.

А тем временем в моей голове уже настоящее вавилонское столпотворение из десятков слов на всевозможных языках. Сложно не говорить три макасси (спасибо по-малазийски) в Таиланде. Сложно не просить наси (рис по-индонезийски) в Непале. В Израиле обошлось без языковых курьезов, если только не считать, как я однажды удивила правоверного иудея сложенными в традиционном азиатском жесте благодарности ладонями.

А еще некоторые слова крайне похожи и это вводит в ступор. Вот, например, «досе». Откуда в Латинской Америке взяться масала досе, южноиндийской лепешке с начинкой? А это, оказывается, двенадцать. Поначалу я еще путала индонезийские числительные с испанскими: все потому, что два на бахасе «дуа», а теперь они записались в тот же слот памяти, индонезийские не помню категорически, а «ун, дос, трес» от зубов отскакивает.

В общем, бардак. И в качестве иллюстрации к нему я не нашла ничего лучше, чем фото упрямой себя в витрине арт-магазина.


not me

всем, кто считает, что у меня мало вещей...

Предлагаю ознакомиться с имуществом самого настоящего странствующего монаха denis_siritecho. Вот здесь. Мне до него далеко!



P.S. А товарищ мой вчера сказал, что бекпекер с кофемашиной, это как бомж, который курит только кубинские сигары.
honkong

Открытие буддийского центра «Путь Бодхи»

У меня сегодня не анонс с сайта, не картинка и не дневник. Сегодня у меня объявление, которое друзья попросили опубликовать.

В Москве открывается центр Шамара Ринпоче «Путь Бодхи», и это очень хорошая новость. Я уже давно наблюдаю наше буддийское сообщество, в особенности линию Карма Кагью под началом Кармапы Тхайе Дордже и руководством Ламы Оле Нидала, и могу с уверенностью сказать, что есть определенный срез людей, которые чувствуют сильную преданность Кармапе, по при этом не слишком разделяют стиль Ламы Оле.

Таким людям обычно небезразлична тибетская культура, им нравится петь пуджи на тибетском языке, в особенности практику Ченрезига, им хочется глубоко изучать традиционные тексты, а некоторые даже могут задумываться о принятии обетов. Из-за своих склонностей такие люди могли чувствовать себя несколько не в своей тарелке среди безумных йогинов европейских и славянских центров Алмазного пути, и если раньше им приходилось или мириться со своим статусом белой вороны, или проводить слишком много времени в монастырях Франции или Азии, или даже искать свое буддийское счастье в других линиях и других буддийских центрах, то теперь те их них, кто находится в Москве, смогут пойти в «Путь Бодхи» и ощутить себя там точно на своем месте.

Я очень надеюсь, что все центры Карма Кагью будут сотрудничать друг с другом и что центры Шамара Ринпоче со временем появятся в других городах тоже. Ведь, чем больше людей могут найти подходящие себе методы и практиковать их, тем лучше.

Collapse )

Блог группы в Live Journal: http://community.livejournal.com/bodhi_path_msk
Страничка в Контакте: http://vkontakte.ru/club19970215
Контактный мэил: bodhipath.msk@gmail.com

not me

Непал. Катманду. Патан. Статуи и храмы.

Если бы я не любила этот район, то мне бы пришлось полюбить его, потому что в этот раз за статуями и гао ездили все, кому только не лень, а порою и несколько раз. Вот они, сложности буддийского выбора :)



Collapse )
not me

Луанг Прабанг. Подношение еды монахам.

И вот я, выбираясь из своего гриппа, ритрита и неизбежной социализации с первыми соседями по группе, делаю организационное усилие над самой собой и начинаю публиковать фотографии из прошлых путешествий.

Однажды субботним вечером в Луанг Прабанге хозяйка геста объявила мне, что завтра утром будет церемония. 5:30 утра или около того. С моим графиком проще не ложиться вовсе, чем встать в такую рань. И вот, еще не рассвело, на улице темень, никого нет, никто не говорит по английски, никто ничего не знает, только работающие стойки с едой, преимущественно рисом, наводят на мысли, что все еще будет.



Collapse )